Эдуард Двуреченский, директор ТОО «Мелитопольское», совладелец, заместитель директора ТОО «Львовский колос», окончил с отличием Казахский аграрный университет по специальности ученый-агроном.
Совместно с братом Андреем Двуреченским создают семеноводческое хозяйство на базе ТОО «Львовский колос», которое образовалось на землях Львовской сельскохозяйственной опытной станции, работавшей на третью природно-климатическую зону Костанайской области и специализировавшейся на кормовых культурах.

В гостях редакции журнала «Агробизнес. Казахстан» – Эдуард Валентинович Двуреченский, агроном, опытный производственник, участник зернового рынка. Разговор от агрономических частностей плавно перетек к особенностям рынка зерна и глобальным проблемам отечественной пищевой промышленности.

— Есть ли перспективы у пшеницы в III зоне?

На двоих с братом Андреем Валентиновичем у Эдуарда Двуреченского в обработке 45 000 гектаров в трех разных районах Костанайской области: Мендыкаринском (север, I природно- климатическая зона), Сарыкольском (север, II природно климатическая зона) и Житикаринском (юг, III зона). За плечами немалый собственный опыт возделывания зерновых культур и приспособляемости к различным природным и почвенным условиям, да еще накопленный огромнейший багаж знаний, переданный отцом Валентином Ивановичем Двуреченским – главным казахстанским апологетом влаго-ресурсосберегающего земледелия. Впереди у него новый, непростой вызов – семеноводство в III зоне, там, где нет нужных сортов.

— Эдуард Валентинович, расскажите, в чем сложность возделывания пшеницы в Житикаринском районе?

— Проблема – и очень большая – в отсутствии современных, районированных сортов, которые бы подходили к данной климатической зоне. Фермеры работающие в южных районах Костанайской области не могут их купить, потому что нет специализированных семеноводческих хозяйств, которые занялись бы этим направлением. Более того, в настоящее время стоит вопрос о закрытии Аркалыкской опытной станции, так что огромные посевные площади юга Костанайской области остаются без научной поддержки. Сеять сорта, районированные на севере области, очень рискованно. Например, урожайность Омской 36 (самый распространённый сорт) сильно падает, если не успеешь посеять ее в оптимальные сроки, а это всего четыре дня: 24-28 мая. Для южных районов хорошо подходит разновидность мягкой пшеницы, которая называется эритроспермум. Благодаря своим биологическим особенностям такая пшеница при стабильной урожайности характеризуется очень высоким качеством, клейковина стабильно за 28 %, высокая натура (за 760 г/л), высокой белок – более 14-ти % и при этом она жаро- и засухоустойчивы, не болеет ржавчиной и септориозом. Также мы присматриваемся к среднепоздним сортам разновидности лютесценс.

 

— Что же вы высеваете на полях южного хозяйства? И с какой целью?

— Мы налаживаем контакт с семеноводческими хозяйствами Казахстана и России, которые специализируются на твердой пшенице и на особых засухоустойчивых сортах мягкой пшеницы. Также сотрудничаем с научно-исследовательскими селекционными центрами: Самарский НИИСХ, Поволжский НИИСХ, Челябинский НИИСХ, агрохолдинг «Кургансемена». В этом году мы выращиваем следующие сорта мягкой пшеницы: «Эритоспермум 59», «Кинельская отрада», «Кинельская 59», Омская 36 и твердой: «Безенчукская степная», «Безенчукская 182», «Безенчукская 205», «Марина». С гибридами не работаем, так как они не подходят к возделыванию в засушливой зоне. Цель – найти высококлассные сорта, отвечающие нашим требованиям по качеству и способности давать хорошие урожаи в данных природных условиях. Впереди у нас большая семеноводческая работа. Прежде чем достичь глобальной перспективы — реализовывать сельхозпроизводителям семена I репродукции подходящих сортов – нам нужно научиться доводить семена до идеального качества, выращивать высококачественную элиту. На данном этапе мы решаем в первую очередь для себя вопросы повышения урожайности при сохранении высокого качества, а эти сорта именно такие. Далее нужно будет решить вопрос с районированием. Ведь районировать сорта сельскохозяйственных культур по закону имеют право только государственные институты, которых, как я уже говорил ранее, в этом регионе просто нет.

 

— Полагаю, для этого сейчас ваши усилия направлены на получение статуса семеноводческого хозяйства? Сейчас государство помогает субсидиями.

— Да, получение статуса важно для нас, но не столько для финансовой или какой-то другой помощи, сколько для подбора, продвижения и районирования отобранных нами сортов.

 

— Эдуард Валентинович, а не проще ли пойти более легким путем? Вместо выполнения сложной задачи по поиску и районированию сортов твердой пшеницы, в которую вы вкладываете немало средств, заняться другими, районированными культурами? К тому же государство сейчас активно субсидирует диверсификацию.

— Знаете, каждый по-своему понимает цели и открывающиеся возможности по получению средств от государства. Я считаю, что государственные деньги должны идти тем, у кого получается хорошо работать, кто соблюдает севообороты, повышает плодородие почв.

Любая субсидия должна стимулировать прогресс, она оправдана, если позволяет снижать себестоимость и увеличивать прибыль, соответственно, платить государству больше налогов. Государство должно получать отдачу от своих инвестиций.

Движение к диверсификации — это, несомненно, хорошо. И Минсельхоз совершенно прав, когда говорит о диверсификации. Но нужно подходить ко всему с точки зрения здравого смысла, особенно в зоне высоко-рискованного земледелия.Я считаю, что дотации нужно направлять на выпуск продукта с высокой добавленной стоимостью при устойчиво высоком объёме производства. Именно поэтому делаем ставку на твердую пшеницу. Ведь именно в южных районах созревает пшеница со стекловидностью 70 и выше – это основной показатель качества. На севере области максимальная стекловидность равна 50-ти. Но, и на такую пшеницу есть устойчивый спрос.

Вот путь, который мы выбрали: если можно вырастить мягкую и твердую пшеницу со стабильной урожайностью 10-12 ц/га и высоким качеством – значит, будем их выращивать, находить подходящие сорта, разрабатывать оптимальный севооборот, развивать инфраструктуру – современную очистку, склады по хранению, товарные склады. Сейчас севооборот – зернопаровой, пар механический. В следующем году планируем химический пар, посмотрим на финансовые результаты этого года. Думаем включить в севооборот донник и другие кормовые культуры, которые отлично обогащают почву.

Кстати, в этом году получился отличный житняк — прекрасный корм, наши покупатели остались довольны и высоким качеством, и ценой. Республика занимается животноводством, будет хорошо, если мы успешно включимся в этот процесс и станем производить хорошие корма. Это труд очень благородный, производство высококачественного продукта — это не только деньги.Когда люди благодарят за хорошую работу — это очень приятно.

Высокая урожайность не всегда предполагает высокое качество. Мы стремимся перейти с производства низкокачественной пшеницы на высококачественную, добавить в севооборот кормовые культуры — это и есть диверсификация в южной климатической зоне в настоящее время для нас. К сожалению, в Житикаринском районе маловероятно получать высокие урожаи кукурузы и масличных культур.

 

Сапожники без сапог

— А будет ли спрос на такой продукт? Традиционно высокий урожай согревает сердце сельхозпроизводителя, обещая при должной расторопности неплохую выручку. Вы же выбираете несколько другой подход.

— Рынок нам диктует свои условия. «Рынок всегда прав». Ситуация на рынке такова, что за пшеницу высокого качества покупатели готовы платить хорошую цену, и за мягкую, и за твердую. Нижний предел по мягкой – клейковина 28, по твердой – стекловидность 70. Такой продукции очень мало в Казахстане, спросите мельников и трейдеров, что им нужно в первую очередь. Вопрос сертификации и качества зерна на данный момент стоит очень остро. Говорят, что Казахстан производит много зерна, по цифрам это, конечно, так, но какого качества это зерно? Мы все понимаем, что главным образом это пшеница 4-го и 5-го классов, и, по сути, из фуражного зерна для внутреннего рынка мы (я имею в виду отечественную пищевую перерабатывающую промышленность) производим хлеб, макароны и печенье, используя вредные добавки. У нас в стране нет перепроизводства пшеницы 3-го класса и твердой пшеницы.

Макаронные фабрики должны использовать муку, которая произведена из пшеницы стекловидностью не ниже 70. Вот это действительно макароны! Сейчас макароны можно делать из мягкой пшеницы, добавляя улучшители, закрепители и т.д. (всего и не перечислишь, что написано на упаковке мелким шрифтом), вводя в заблуждение и рынок, и потребителей. Если ужесточить эти требования, чтобы в составе муки было не 20%, а 80% твердой пшеницы, тогда пшеница с высоким «стеклом» имела бы гарантированный сбыт на внутреннем рынке, а обычные люди имели возможность употреблять доступный по цене качественный пищевой продукт из лучшей пшеницы, которая растет где-либо в мире. А, что сейчас? Мы экспортируем твердую пшеницу в Европу, а затем втридорога закупаем из Италии качественные макароны. Например, мы свою твердую пшеницу продаем в Россию, в известную компанию «Макфа», в которой есть подразделение, ориентирующееся на европейский стандарт качества макаронных изделий, высший класс.

Вспомним, в Советском Союзе вся твердая пшеница направлялась только внутреннее потребление. Так должно быть и у нас. Вся высококачественная пшеница должна продаваться отечественным мукомолам, а те, в свою очередь, должны продавать муку из нее местным фабрикам и так далее по цепочке. Должно быть очень четкое государственное регулирование этого вопроса, с помощью разработанных норм, ГОСТов, пошлин, законодательных актов.

К сожалению, сейчас мукомолы производят муку из пшеницы пониженного качества с низкими хлебопекарными свойствами, потому что можно бесконтрольно добавлять в муку добавки, которые отрицательно влияют на здоровье человека.

Я считаю, что все участники зернового рынка должны поставить перед собой такую благородную цель: научиться кормить свое население качественными продуктами, контролировать производство, начиная с аграриев (какие применяются средства защиты растений, каково содержание вредных веществ в пшенице, продаваемой на мельницы) заканчивая производителями макарон и хлебобулочных изделий. Мы должны кормить людей только качественными продуктами хотя-бы потому, что мы можем себе это позволить и мы это умеем. Это должно быть доступно для всех слоёв населения.

— Если предположить, что все высококлассное зерно остается на внутреннем рынке, то какой будет цена конечного продукта, будет ли она приемлемой для конечного потребителя? И если да,то будет ли это выгодно для вас, 
сельхозпроизводителей, учитывая, что сейчас вы имеете возможность продавать твердую пшеницу по высоким ценам?

— Это было бы выгодно всем. Нам, производителям было бы интересно продавать на внутреннем рынке, на котором есть устойчивый спрос. Поскольку это более стабильный и предсказуемый рынок. Я, как производитель, буду четко знать, сколько мне надо произвести этой пшеницы, кому и по какой цене я ее продам, в рамках определенной волатильности цен и сезонной конъюнктуры. Проблема отсутствия на внутреннем рынке качественной пшеницы также затрагивает и мукомолов – такая пшеница нужна им для улучшения качества муки и выпуска продукции, конкурентной на внешнем рынке, где в последние годы развивается непростая ситуация. Недавно президент Союза зернопереработчиков Казахстана Евгений Ган отмечал, что на сегодняшний день в стране нет зерна с клейковиной 28 % и он совершенно прав. Уборка уже идет, а мукомолы жалуются на отсутствие зерна. Мягкой пшеницы высокого качества было мало и в прошлом году. Трейдеры быстро покупают и отправляют за рубеж такое зерно, а нам остается то, что остается. У нас же нет ощутимой поддержки мукомольной отрасли, даже экспорт муки считают в зерновом эквиваленте. Но, о проблемах мукомолов лучше спросить у них самих.

И, снова возвращаюсь к теме ГОСТов. Если бы качественная мука была востребована на внутреннем рынке (то есть нельзя было бы производить хлебобулочные и макаронные изделия низкого качества), то качественное зерно оставалось бы в стране. Более того, сельхозпроизводители стали бы заинтересованы в его выращивании и увеличивали-бы объемы качественного зерна, излишки которого можно было-бы отправлять на экспорт. В выигрыше были бы все. Отсюда вопрос: кому сегодня выгодно низкое качество производимого хлеба, макаронных изделий, пряников и прочей продукции?

 

Второе семеноводческое

— Эдуард Валентинович, вернемся к задачам сельхозпроизводителей. Какие преграды стоят на пути производства твердой и мягкой пшеницы высокого
качества?

— Низкое качество зерна обуславливается погодными условиями, недостатком вегетации, какие-то сорта могут не вызревать в данной зоне силу своих морфологичес-ких особенностей. Могу обозначить четыре условия хорошего качества:

  1. современные сорта, адаптированные для зоны, где расположено хозяйство;
  2. высокая культура земледелия
  3. соблюдение севообоорота;
  4. регулярное сортобновление.

Мы теряем большой процент качества из-за безденежья, из-за высокой закредитованности отрасли. У производителей зачастую банально нет денег на покупку семян первой репродукции. В итоге весной высевается товарное зерно — откуда же взяться качеству осенью? Получается замкнутый круг.

 

— Вы второй год владеете хозяйством ТОО «Мелитопольское» в Сарыкольском районе. Каков будет урожай в этом году? Удалось ли избежать септориоза и ржавчины, которые из-за излишков влаги поразили многие поля на севере Костанайской области? Какой сорт возделываете в той зоне? Там тоже планируете заниматься семеноводством?

— Посевная в этом году прошла вовремя, с 18 мая по 1 июня. Из-за июньской влаги пшеница болела недели две, септориоз начал появляться на полях, как только пошло кущение. Но мы с ним вовремя справились, обработали системным фунгицидом с защитой на месяц. На следующий год планируем двукратную обработку против болезней по вегетации. Сейчас зерно уже созревает. Полагаем, что пшеница 4-5 класса при урожайности 9 ц/га прошлого года сменится уверенной «тройкой» при урожайности 18-20 ц/га, на паровых полях — и до 26 ц/г.

Вообще, Сарыкольский район щедр на плодородные почвы и влагу, бонитет черноземов доходит до 48, но поля, которые нам достались, очень запущены. Чтобы очистить почву от сорняков, пропустим все поля через пары, так как одной химии будет недостаточно. Думаю, нам надо будет поработать лет пять, чтобы эти земли привести в порядок.

В этом году посеяли мягкую пшеницу «Омскую-36». На следующий год введем три вида: раннеспелые, среднеспелые, позднеспелые сорта. Есть идея попробовать озимую рожь. Семеноводством планируем заниматься и здесь. Во-первых, я считаю эту работу очень интересной с точки зрения агрономии, полезной для сельхозпроизводства области, района (в Сарыколе нет семеноводческих хозяйств, которые продавали бы семена I репродукции, адаптированные под эти условия) и выгодной в финансовом плане. К тому же имеющаяся база хозяйства способствует тому, чтобы хранить, перерабатывать и калибровать семена.

 

— Предполагаете трудности с реализацией из-за предстоящего большого предложения в Казахстане? Какова будет цена?

— По цене не могу сказать. Но мы стараемся быстро находить покупателя. Завозя зерно на элеватор, мы всегда точно знаем, что и кому будем продавать. Собственно, у нас не было года, когда-бы мы не продали зерно, тем более высокого качества.

 

Опубликовано в журнале Агробизнес.Казахстан», август 2016 г.

Комментариев нет :(

Комментарии закрыты для данной страницы

Яндекс.Метрика